Мышечный вектор - корни

Материал из Wiki8

Перейти к: навигация, поиск

Системное мышление исходит из того, что вся наблюдаемая Вселенная – восьмимерна, она описывается четырьмя базовыми категориями – пространством, временем, информацией и энергией. Эти категории, называемые квартелями, в свою очередь, имеют внутреннюю и внешнюю часть и, таким образом, мы получаем восемь элементов мироздания, восемь векторов.

О корне

Для понимания сути вектора, его свойств, структуры, рассмотрим то, из чего все эти свойства вытекают, их причину, их смысл наивысшего уровня. В этом рассмотрении мы отталкиваемся от простой мысли – у этих свойств действительно есть причина, познаваемая и понятная. Системно-векторный психоанализ исходит из того, что вообще у каждого явления есть некая причина последнего порядка, проявленная на всех уровнях бытия. Она есть и у каждого конкретного вектора, и называется она «корень». Знание корня позволяет понять суть вектора, его свойства. Хотя мы не можем, исходя только из корня, проанализировать все особенности или ход жизни отдельного человека, но контуры, в которых эта жизнь будет протекать, отчётливо видны благодаря знанию корня его вектора.

Корень предопределяет все свойства вектора, и через объём психического тела выражается в человеке набором качеств, необходимых для выполнения социальной задачи, набора определённых функций в обществе. Причем повторим, что корень есть не только у вектора, но и у любого наблюдаемого явления нашего мира, от иголки до сверхзвукового истребителя, но для нас сейчас важен, естественно, прежде всего, корень вектора. Корнем мира является желание получать, а корнем конкретного вектора является особое желание, отличное от других.

Материя как корень мышечного вектора

Чтобы понять суть мышечного вектора, попробуем осмыслить его через понимание общей картины мироздания. Как мы знаем, оно состоит из двух сил - получения и отдачи, творящей первопричины, желающей наполнится через отдачу, и созданной для этого живущей по принципу получения Вселенной - Творения. Эту модель можно сравнить с системой отношений мамы и ребёнка - родившись, малыш хочет только получать, и его мама готова отдавать ему свою заботу и тепло. Смотря с таких позиций, мать предстаёт в роли отдающего начала относительно получающего маленького человека. Исходя из этого, можно говорить о двойственной природе мира, разделению его на отдающую и получающие части. К примеру, горящий костёр согревает холодной ночью, в то время как ледяная вода отбирает тепло; черная земля поглощает в себя солнечный свет, а ослепительно белые льды Арктики его отражают вовне. Одной из наиболее глобальных попыток осмысления этого механизма является проблема отдающего Добра и Зла, способного лишь поглощать.

Если рассматривать это в системных терминах, то Творец является надсистемой, с функцией отдачи, что обеспечивается соответствующими свойствами, а творение предстаёт в роли получающей подсистемы, со свойствами наполняться через получение. Мы, увы, не можем понять Творца в силу того, что это более сложная, более развитая система, однако мы можем постичь себя, пусть это и сложно по сравнению с пониманием животной, растительной или неживой природы. Также важно понимать, что Творец отличается от Творения принципиальной идеальностью. То, что создало мир, статично и неизменно в отличие от изменчивого и пребывающего в развитии Творения. Продолжая аналогию с матерью и ребёнком, можно сказать, что ребёнок растёт, изменяется от менее к более сложному состоянию. У этого процесса есть начало и есть конец, что ведёт к следующему пониманию - начальная точка наполняется более примитивным способом, нежели на высшей стадии развития. Иными словами, свойства получения, также называющиеся эгоизмом в противовес свойствам отдачи - альтруизму, эволюционируют и изменяются в ходе жизни, от примитивного получения - только ради самого себя, до продвинутого - получения ради отдачи, как мать ребёнка готова отдать своему малышу всё, чем владеет. Наслаждение сугубо себя ограничено тем, что один человек, один эгоизм, в принципе легко наполняем. Для объяснения этого обычно приводится пример с путником в пустыне: заблудившись, он долго путешествовал в ней, и найдя воду, начинает утолять жажду. Таким образом выпивается одна кружка, затем вторая, третья, и после четвёртой его жажда утолена. Будучи ограниченным своим телом, временем жизни, человеку нужно такое же ограниченное количество полученного для наполнения - счастья. Однако отдача наружу, другим людям - бесконечна. Один человек может выпить для себя немного воды, но построив водопровод, может напоить города - и получит благодарность, дающую куда большее наслаждение, нежели личное потребление. Удовлетворив малое желание и получив немного удовольствия, человек может получить куда больше наполнения, удовлетворив чьи-то потребности.

Следует также понимать, что развитие не просто подразумевает последовательное усложнение, оно подчинено определённым закономерностям - эгоизм в своём развитии проходит четыре стадии - неживую, растительную, животную и человеческую, что в физическом мире выражено четырьмя уровнями природы. В своём развитии вселенский эгоизм дошёл до наступления человеческой фазы эгоизма. Как и всё в этом мире, в ней также есть свои этапы - неживой, растительный, животный и человеческий.

Первый, неживой этап человеческого эгоизма, и выражен мышечным вектором. Это младенческая стадия развития человечества, в ходе которой было осознано и начали удовлетворяться простейшие потребности - телесные. Молодая психика первых людей, выделившихся из природы, ещё не была готова к большим потребностям, проще говоря, первые люди не утолили свою первичную жажду. Поэтому тогдашние желания, будучи наиболее ранними, были и наиболее примитивными, направленными на наполнение простейших и наиболее фундаментальных нужд, сводящихся к простому физическому выживанию на враждебном ландшафте. Достижением для психического в то время оказалось само выделение себя на фоне окружающей среды, простейшее понимание отличия внутреннего от внешнего. То есть, человек тогда словно отделил всё человеческое от предыдущих уровней природы, не выделив при этом ничего внутреннего в новой природе.

Здесь важно понять, почему именно по телесному признаку произошло отделение от ландшафта, почему именно оно стало стартовой точкой развития человеческого эгоизма. Для понимания этого необходимо исходить из простой мысли - внутренний мир человека является отражением его интересов, стремлений и так далее. К примеру, современный инженер внутренне в определённой мере состоит из мыслей о технологии, учёный - из исследования материального мира, музыкант - музыки. Список можно продолжать бесконечно, важно усвоить, что наши интересы формируют наш внутренний мир, при этом они же заданы нам извне - социумом и ландшафтом. Нам неинтересно делать каменные орудия труда и жить в жилищах из шкур мамонта, точно также нам непонятны занятия людей грядущих веков - хотя бы ввиду того, что они ещё в будущем. То есть внутренне мы соответствуем ландшафту, а он в неживую фазу развития человеческого эгоизма был крайне негостеприимен, угрожал самому нашему телесному, внешнему проявлению в окружающем мире. Поэтому единственной сферой, на которую было направлено внимание, было сохранение своего тела, и не более - писать “Мону Лизу” или проектировать мосты было некогда, поскольку голод и хищники уж слишком сильно угрожали жизни.

Поэтому первое, что появилось в нашем внутреннем мире - это свойства, направленные на удовлетворение базовых потребностей - есть, пить, спать, дышать. Именно они обеспечивают нам выживание в материальном мире.

Очень важно также понять, что эти первые свойства - это именно следствие развития психики. К примеру, животные, изначально устроены оптимальным образом, для своего выживания они имеют врождённые инстинкты, подсказывающие им, как ловить добычу, вить гнёзда или рыть норы. Человек же в своих желаниях наполниться на телесном уровне может варьировать своё поведение, менять его в ту или иную сторону. Он может для этого изменять своё поведение из-за изменения ландшафта. Все львы имеют заданные модели поведения, указывающие им, что и как делать в разных ситуациях, скажем, ловить антилоп, человек же имеет желание - поесть, но вот готовых подсказок у него нет, он вынужден развиваться внутри своего вида в своих умениях и навыках. У него появилась возможность выбора в способе удовлетворения своих желаний. Появление этой возможности привело к способности совершить ошибку, проявив, таким образом, своё несовершенство.

Возвращаясь к мышечному вектору, скажем, что свойства мышечного человека соответствуют его задаче - выжить как тело. Поскольку самостоятельно ни выжить, ни продолжить себя во времени человек не способен, необходима группа, которая в силах противостоять давлению ландшафта.

Таким образом, корень мышечного вектора, Материя, является первичным наполнением, содержанием для прочих мер, которые её организуют и упорядочивают. Это та базовая составляющая, без которой не может быть ничего, как без тела не может быть и человеческого существа. Можно сказать, что поскольку функции у мышечного вектора наиболее простые, раз они наполняют простейшие желания, свойства его также наименее сложные. Не имея желания более сложного порядка, одновекторный мышечный человек имеет только базовые свойства – есть, пить, спать, дышать, дополнительных психических свойств у него нет, они не важны критично для выживания. У мышечника нет желания вести за собой, владеть богатством, постигать или быть красивее всех. Для выживания общественной конструкции также не нужно выделяться или пытаться выпятить своё «Я» - это излишне, это требует дополнительного напряжения сверх необходимого.

Поэтому, маленькое психическое мышечника имеет такие характеристики, как бесформенность и неизменность, поскольку не имеет организующего начала. Иными словами, у него нет желания меняться, подобно тому, как тело человека не изменяется. Содержание, наполнение априори изменяемо извне. Поэтому мышечный человек не может принимать решения – он ведом. Примером этой ведомости является неспособность мышечника самостоятельно учиться – не имея такого желания – увеличивать запас знаний, он сам не будет предпринимать действия в этом направлении. Зато если ему сказать научиться что-либо делать, то мышечник молчаливо пойдёт выполнять приказ – желания оспаривать указания у него также нет. Естественно, мышечные люди могут выполнять приказы не только в области изучения чего-либо, но и в других областях. Поскольку Материя является внутренней частью квартели пространства, то идеальной структурой для людей с функцией наполнения является Армия. Этот тип общественного объединения в основной своей массе состоит из кожных командиров – людей, отдающих приказы и очень не любящих, когда их оспаривают, и и мышечных рядовых, не имеющих потребности в спорах с начальством.

Покорение пространства крепкими руками мышечных воинов позволило человечеству освоить весь земной шар. Простые и незаметные мышечные парни за скудный паёк и солдатскую койку в течение тысячелетий сражались с врагами своих групп, как в зверином, так и в человеческом подобии. Любой другой нижний вектор может придавать мышечнику движение, по своему делясь и даже придавая ему собственные качества –способность делать всё качественно, исходя из опыта, если верховодит анальный человек; ускорится и быстро маневрировать, не теряя времени – при кожном руководстве; и совершать рывок – идя в будущее состояние вслед за уретральным вождём. И никому из этих людей мышечник не будет перечить или показывать свои амбиции – поскольку их у него попросту нет. Строго говоря, от самого по себе мышечника общество не знает проблем – если его научить, как вести себя с людьми, то он будет придерживаться законов, пусть и не понимая самой их сути. Однако стоит ему подпасть под влияние обиженного на засилье «кулаков» или «приезжих» анальников, или пойти вслед за вороватым кожником – можно ждать беды. Не умея оценивать хорошие и плохие поступки, мышечник просто идёт за тем человеком, которые задаёт ему движение, придаёт форму его содержанию. Пока «Я» ограниченно только телесными потребностями, мышечник не озадачивается ненужными вопросами людей с другим психическим.

Ещё одной особенностью мышечного вектора является то, как в нём проявлено отношение с другими одновекторными носителями мышечного вектора. Поскольку желания у всех мышечников однотипны, то их свойства также абсолютно идентичны. Поэтому мышечные люди не способны выделить ни себя, ни другого подобного себе из коллектива. Это можно также показать иначе – в мышечную эпоху человек выделился из природы, то дифференциации внутри вида ещё не произошло. Поняв на примитивном уровне, что ландшафт находится извне, ранний человек ещё не отделил себя, личность, от группы. Точно также мышечник не выделяет своё психическое из коллективного бессознательного, из людей, похожих на него по свойствам. У него нет желания владеть своей женщиной или домом – как у анального хозяина, ему нередко достаточно своего уголка на заводском общежитии. Не стоит, конечно, думать, что у мышечников нет сексуальных позывов, просто они не вынуждают его отличаться от других членов группы желанием показать, что женщина, которой он владеет – чисто его, и ничья более. И будут ли построены парные отношения с другим человеком, зависит только от того, научили или нет мышечника этому в детстве.

Не имея желания выделиться, он чрезвычайно зависим от общего «Мы», одно из страшнейших наказаний для него – это изоляция от других мышечников, скажем, в тюрьме или карцере. Не имея свойств, нужных для самостоятельности, он просто теряется в одиночестве, его простейший эгоизм всё ещё требует ощущения принадлежности к чему-то большему.

Следует понимать, что описанное выше «Мы» работает по территориальному принципу, как в в древней стае. Сегодня мы всё ещё видим традицию, к примеру, дружить дворами или районами. Это анальник может воротить нос от людей другой национальности или цвета кожи, для мышечника критерием, по которому человек входит в «МЫ», является сходство по базовым свойствам и пребывание на одной местности. Сегодня в качестве таких групп могут выступать коллективы рабочих на заводах, рабочих на стройках, крестьян в не очень развитых регионах мира.

Выводы

Мышечный вектор имеет функцию - существовать, что ведёт к особому корню мышечной меры и мышечного вектора - Материи. Это задаёт её системные задачи - быть наполнением и содержанием для задающего форму другого вектора, группы или общества в целом.

Если мы говорим о том, что корнем мышечного вектора является Материя, а функцией - простое существование, то для наполнения корня мышечного вектора вполне достаточно удовлетворить желания есть, пить, спать, дышать. Они выражены физическим телом, что справедливо для любого другого вектора, и на уровне психического мы отмечаем единственное желание тела - быть. Столь простое наполнение не требует также и сложного выделения из общей массы. Иными словами качественное выделение избыточно, поскольку достаточно выделяться количественно - способностью сделать больше, а не меньше работы, быть сильнее, а не слабее и так далее.

Материя бесформенна и не имеет каких-то особенностей сама по себе, без приданной её извне, к примеру, формы, ничто в ней не имеет особенностей. Соответственно и мышечные люди не выделяют своё психическое из коллективного бессознательного, они неотъемлемая часть коллективного МЫ.