Кожный вектор - объем

Материал из Wiki8

Перейти к: навигация, поиск

Статья по теме Кожный вектор

Содержание

Кожный вектор – объем психического тела


Об объёме


Человеческий социум, как и любая система, состоит из разнородных элементов, выполняющих те или иные функции для её движения во времени, перехода из одного состояния в другое. На уровне живого вещества по типу человек это выражено групповой задачей, проявленной в его психическом теле, то есть, векторе, определённом через структуру. Эта структура состоит из пяти уровней – объём, мышление, взаимодействие, движение и развитие. Объем является той компонентой психического тела, которая отражает его связь с вектором – одной из восьми частей мироздания. Таким образом, вектор выражен в нас психическим телом, но проявлен в нём именно объемом, а объем уже задает все последующие группы свойств, все они являются производными от этого уровня психики.


Из вышесказанного естественно вытекает, что объём, или размер, психического тела является заданным, врожденным свойством. Когда мы говорим о неизменности вектора, о невозможности его заменить или изменить, мы говорим именно об объёме психического тела человека. Если в последующих своих свойствах человек может в той или иной степени способствовать или препятствовать, к примеру, своему движению или развитию, имея в этом некоторую свободу выбора, то объём является характеристикой заданной, неизменной на протяжении всей жизни. Невозможно изменить объем своего психического ни в начале, ни, тем более, в середине или конце своей жизненного пути.
Для понимания взаимосвязи объема психического тела и задачи, для выполнения которой человек и рождается, рассмотрим этот вопрос подробнее. Группе для поступательного развития жизненно необходимо, чтобы это движение в будущем не останавливалось, чтобы прошлые достижения на этом пути не забывались, чтобы каждое последующее поколение не изобретало заново пресловутый велосипед. Для этого в обществе существуют люди, психика которых рассчитана на такую задачу, которым она нравится, ведь, перефразируя Эйнштейна, «природа изощрённа, но не злонамеренна». Поскольку прошлое оставило нам огромный массив информации, объем психического таких людей также должен быть очень большим. Более того, прошедшее время имеет такую особенность, как неизменность – оно, в отличие от не наступившего ещё будущего, совершилось, и требует точной, качественной передачи себя последующим поколениям, без лишних движений из стороны в сторону. Поэтому, говоря о психике человека с такой видовой ролью, о человеке с анальным вектором, мы можем отметить, что, помимо большого объёма, она будет ещё и малоподвижной, ригидной. Однако, для других векторов, в данном случае – для кожного, предусмотрены совсем другие задачи – и другое психическое тело.

Кожный вектор – объём психического тела

Рассматривая объем психического тела человека с кожным вектором, для наглядности, обратимся к его деятельности в группе. Прежде всего, он имеет дело с постоянно изменяющимся здесь, выраженным нестабильным пространством, и с тончайшей прослойкой во времени – сейчас, точкой между прошлым и будущим, он не погружается ни в ненужное ему «вчера», ни в неизвестное ему будущее. Для ежесекундной работы с происходящими вокруг изменениями нужен небольшой размер психики, способный среагировать на них, но из-за этого не терпящий перегрузок.



• Эмоции для человека с кожным вектором в значительной мере являются ненужным излишеством, требующим бесполезного напряжения. К примеру, женщина с кожным вектором хорошо понимает ценность материальных подарков от своих поклонников, и соответствующе на них реагирует. Но стих в её честь, пусть даже гениальный, вряд ли вызовёт бурю чувств, на которые рассчитывал незадачливый поэт, ведь стихотворение – это слишком большая доза чувств, требующих другой психики. А вот ювелирное украшение вполне практично и понятно, не требует бесполезных раздумий и вполне определённо ведёт к удовольствию от обладания им, и для женщины из нашего примера это вполне действенный фактор возбуждения.


Работа. Подобный подход – без концентрации на чём-то одном, без углубления, можно видеть в течение всей жизни человека с кожным вектором. Он пытается быть «на волне», в текущем моменте, отражать ландшафт – того требует его психика, его подсознательное. Он поступает в вуз на специальность, не требующую освоения чрезмерного объема знаний – бухгалтерию, архитектуру, математику, менеджмент с сухой теорией, где нет ничего лишнего – десять цифр, графики, таблицы, диаграммы, всё чётко и понятно. Уже на втором курсе, а то и раньше, он начинает работать, на одной, двух или трёх работах; во время всё более редких посещений занятий, обычно совпадающих с проверками «усвоенного» материала, лучше всего у него будут получаться по-настоящему кожные, – тестовые задания. Там не требуется, как раньше, полностью рассказывать всё, что знаешь о вопросе, а есть уже готовые варианты, и, даже не зная ответ, его всегда можно угадать. В результате, при получении диплома наш кожный выпускник уже, скорее всего, имеет высокую зарплату и успел поработать в самых разных местах. В этом глубокое отличие его жизненного сценария от жизни того же человека с анальным вектором. Последний будет пять лет честно и усердно изучать интересный ему предмет, чтобы после работать именно по своей специальности, желательно в одном месте и всю жизнь, постепенно поднимаясь вверх по ступенькам своего профессионализма.
Возникло даже настоящее кожное образование – MBA, Master of Business Administration. Оно не предполагает ненужного углубления в экономическую теорию или историю экономических учений, а позволяет за короткий термин поверхностно освоить большинство необходимых дисциплин, на уровне, достаточном для оперативного реагирования на возникающие проблемы.


• Знания. Интересно сравнить эрудицию людей с разными векторами – анальным и кожным. Если первый – это почти всегда потенциальный игрок в «Что? Где? Когда?», то второй скорее пытается быть в курсе происходящего в разных сферах жизни. Он не знает, скажем, как работает радар, и каким образом он способен обнаружить самолёт. Но если где-либо – в кругу друзей или на корпоративной вечеринке кому-то придёт в голову обсудить подобный вопрос, человеку с кожным вектором просто необходимо что-то сказать по этому поводу, иначе он почувствует, что не способен отразить ландшафт. И он скажет, что изобретателя радара в своё время оштрафовали за превышение скорости именно с помощью того же самого, изобретённого им радара. Пусть он не знает, где, кто именно, и как звали этого изобретателя, но заранее подобранная информация пригодилась – он в центре внимания, ситуация под контролем. Выделение ключевой области – и знание нескольких, способных дать преимущество фактов, без погружения и лишних усилий.
Важно осознать, что подобный подход – это не профанация, как покажется тому же человеку с анальным вектором, это производное от кожной психики, ориентированной на решение текущих, сегодняшних проблем в реальном времени. Другой объем, рассчитанный на передачу прошлого или движение в будущее, просто не справится с подобной задачей.


Сексуальность. Во всём вышеперечисленном мы видели особенности кожного вектора – подвижность, лёгкость, гибкость, возможную благодаря самому маленькому размеру психического тела. Характерно, что эта особенность проявлена не только в обыденном поведении, но и в сексуальном – либидо у человека с кожным вектором небольшое, что напрямую вытекает из размера его психического тела. Влечение, которое он испытывает, самое краткосрочное, и постоянные партнёры ему обычно просто приедаются своей однообразностью. Человек с кожным вектором, большой поклонник здорового образа жизни, будет стараться регулярно и даже часто иметь секс, но это не значит, что с одним и тем же человеком. Характерно, что и длительность полового акта у людей с кожным вектором наименьшая среди прочих, они могут после него и вовсе чувствовать едва ли не отвращение к тем, чьего внимания они могли долго добиваться. Само собой, что понятия «верность» и «долг» – также по понятным причинам не относятся к кожным ценностям.


• Быт человека с кожным вектором также хорошо показывает влияние маленького размера его психического тела – в нём доминирует практичность и минимализм. Придя в гости к такому кожному знакомому, можно увидеть, что в интерьере его квартиры отсутствуют какие-либо нефункциональные элементы – картины, красочные украшения и прочая «мишура». Количество столовых приборов, скорее всего, рассчитано только на живущих в квартире, и гостям, скорее всего, придётся импровизировать. Впрочем, учитывая всё вышесказанное, на излишества в угощениях гостям также рассчитывать не приходится, приглашение «на чашечку кофе» – вот истинно кожное гостеприимство, отличное как от добротного анального обеда, так и от уретрального застолья «от души». Опять-таки, нельзя ставить подобную экономность в вину людям с кожным вектором – подобного поведения требует от них их функция, лишний нож или вилка будут их просто раздражать, как ненужная, бесполезная часть их личного пространства, которое и так не выносит избыточного давления. Конечно, если эти вещи достались бесплатно, легко, то и отношение к ним будет совсем иное – отказаться от подобного человек с кожным вектором просто не сможет. Вообще, выбрасывать что-либо им точно не по нраву, и в их запасах «на чёрный день» вполне можно увидеть то самое разнообразие, которого так не хватает при первом взгляде. Так архетипичные кожные бабушки нередко устраивают дома целые склады продовольствия и всего необходимо на случай непредвиденных обстоятельств, сама мысль о которых – следствие разделения их мышлением времени на «сейчас» и «потом», как и у наших древних предков, по этой же причине доверявших людям с кожным вектором ведение общественных запасов продовольствия.

Впрочем, иногда кожники находят способ использовать "непродуктивные" визиты гостей. К примеру, известнейший американский изобретатель, Томас Эдисон, сумел решить эту проблему с помощью калитки. Приходящие к нему гости неоднократно отмечали, что она открывается с трудом, что вызывало законное недоумение - почему такой выдающийся изобретатель не может усовершенствовать такое простое устройство?

На этот вопрос учёный однажды ответил просто:

— Мне кажется, калитка сконструирована гениально. Она соединена с насосом домашнего водопровода. Каждый, кто входит, накачивает мне в цистерну двадцать литров воды.


• В школе от кожных детей не стоит требовать больших успехов. При правильном к ним отношении они способны выдавать пусть и не блестящие, но хотя бы хорошие результаты. Не углубляясь в изучаемые темы, за счёт смекалки или хитрости они получают свою твёрдую «4». Один из известнейших кожников современности, Леонардо Ди Каприо, так отзывался об учёбе в школе: "Не люблю школу: там заставляют сосредотачиваться на том, чего ты не хочешь знать."

Отклонения

На любом из уровней психики у человека возможны разного рода отклонения, ведущие к нега-тивным жизненным сценариям. Увы, в данный исторический момент сложно найти нормально развитого человека без тех или иных отклонений от оптимального поведения. Рассмотрим это на примере возможных проблем на уровне объёма психического тела у человека с кожным вектором.

Как уже было сказано, объём, или размер психического тела – это и есть вектор, проявленный в человеке, позволяющий последнему получить своё место в группе. Легкое, сравнительно небольшое психическое – это кожный вектор.

Негативные состояния, которые могут возникнуть на этом уровне психики, могут быть связаны с неприятием самим собой своего вектора и заданных им видовых ролей. Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понять, что человек не может не воспринимать нормально свои сильные стороны, положительные качества, имеющиеся благодаря вектору. Соответственно, такое негативное видение себя могло было быть получено им вследствие воздействия ближайшего окружения в период формирования человеком своего характера. К кругу людей, непосредственно влияющих на становление личности, относятся, прежде всего, родители. На них лежит большая ответственность – дать своему ребенку нормальное воспитание, способствовать его личностному росту, защитить от негативного внешнего воздействия, пока маленький человек не в состоянии сделать это сам. Однако, они, обычно, будучи далеко не идеальными людьми со своими внутренними проблемами, сами нередко уродуют дальнейшую жизнь своих детей.

Неприятие самой своей кожной природы, таким образом, имеет причиной родительское отношение к качествам, которые люди с таким вектором нередко проявляют в жизни – алчности, хитрости, воровству, лживости и т.д. Глядя на них и с ужасом находя подобные черты поведения у своих чад, обычно анальные родители принимают меры, исходя уже из собственных свойств. Анальный отец ожидает рождения сына, такого же надёжного, ригидного мужика, как он, чтобы уважал отца и на рыбалку с ним ходил, чтобы честным был и не вилял со стороны в сторону, как какой-то кожный пройдоха. И если рождается что-то худенькое, неусидчивое, с хитринкой в глазах, не желающее учиться и (о Боже!) ворующее мелочь из карманов, то далее идёт стандартный сценарий: большой потный анальный самец хватается за ремень и начинает с упорством, достойным лучшего применения, «исправлять» не такого как он, сына или «неправильную» дочь. Со временем он может войти во вкус и найти в этом своеобразное удовольствие, вымещая свои обиды на всех кожников, когда-либо что-то ему сделавших – на хитрого однокурсника, который увёл понравившуюся девушку, на нечестного начальника, на кожную мать, требовавшую от него совсем не того, что он мог бы сделать. … Он может просто привыкнуть на любой, даже небольшой проступок «родной кровинушки» отвечать побоями.

Здесь в психике ребёнка, при достаточно долгих и упорных воспитательных мероприятиях, начинаются изменения. С одной стороны, кожный вектор способен приспособится к почти любому воздействию. Перефразируя известную анальную пословицу, всё, что кожника не убивает, адаптируется им. Боль становится частью жизни. С другой стороны – родители – это фактор выживания в этом жестоком мире. Невозможно понимать это на каком-то уровне психики и одновременно чувствовать, что они несут боль и страдание. Боль со временем не просто адаптируется, она становится частью комфортного состояния, это приятное ощущение, это ощущение защищенности, близости. У подросшего молодого человека среди приятных воспоминаний о детстве будут не игры с друзьями, не первый поцелуй и не любимое мороженное. Возвратившись домой с работы в плохом настроении, он не будет искать успокоения в этих вещах, он будет воспроизводить ситуацию, когда в пыльной комнатке отец брал ремень и хлестал его «из лучших побуждений».

То, как он будет это воссоздавать, зависит от «успешности» отцовского воздействия. В наиболее лёгкой форме протекания этого отклонения человек будет просто искать незначительную боль. Если он поранится, то будет часто трогать свои маленькие ранки, не понимая, зачем это ему. Боли будет больше, но в целом это сравнительно безобидный сценарий. Более тяжёлый случай характерен тем, что поранившийся будет до крови расчёсывать повреждённые места, приводя их в совершенно неприглядный вид. Следует чётко понимать – сам процесс кожникам не нравится, он может проходить неосознанно, скажем, в момент стресса кожный мужчина может случайно взглянуть на свои руки – и ужаснуться – они будут окровавлены. Сам того не осознавая, он может расчесать свою кожу до крови.

Более осознанный человек, конечно же, не будет позволять себе поступать подобным образом, однако, бессознательное будет требовать своего. Абсолютно незаметно для самого себя, он, к примеру, принять такую позу таким образом, чтобы получить максимум неудобства. Сев за стол, он «ненароком» зажмёт ногу между столом и стулом, и не будет замечать этого, пока боль в затерпшей конечности не удовлетворит его неосознанные желания, и он с недоумением не обнаружит, что «вообще-то» больно. Естественно, только этими зажимами дело ограничиваться не будет, но именно такой случай представить проще всего.

Более сложным проявлением подобного отношения к себе становится намеренное, но не осознанное желание испортить себе жизнь, привнести в неё как можно более страдания. Особенно много этим грешат кожные женщины. Можно выделить две наиболее часто встречающиеся формы такого поведения: через увеличение физического и душевного страдания. Это очень хорошо узнаваемо через браки таких несчастных. В первом случае женщины будут неосознанно искать таких мужей, которые, как им известно, любят приложиться рукой. Рационализации могут быть самые разные, самая распространённая: «Бьёт – значит, любит», хотя здесь следует уточнять, что, видимо, любит не столько жену, сколько сам процесс избиения. Впрочем, именно такого «любителя» и искали, и анальный отец может собой гордиться – его «труд» оценён по достоинству и благодарная дочь ломает жизнь, лишь бы жить с таким же мужчиной, как он. Если же случилось непредвиденное – муж оказался нормальным, любящим анальным мужчиной, который и помыслить не может о том, чтобы ударить – тогда в ход идёт кожная хитрость. Мужа просто провоцируют на наказание, на жестокость по отношению к себе, и способы этого самые разные. Кожная женщина может демонстративно изменить, вернуться домой пьяной в разорванном белье, и заплетающимся голосом начать рассказывать, какая она «свободная женщина», и что она думает о его мнении. Даже реализованный и развитый анальный мужчина может в такой ситуации сорваться. В ход могут пойти язвительные, презрительные выражения о том, какой «он тряпка, тюфяк, даже не ударил её ни разу». Может иметь место тонкое манипулирование. Кожная жена может невзначай начать спрашивать своего доброго анального Василия: «Вася, ты же меня никогда не ударишь, правда?» Добродушный Василий в первый раз даже может потеряться от такого вопроса: он не понимает – зачем бить? И он гневно отвергнет саму возможность рукоприкладства. Кожная жена вроде бы покладисто согласится, что да, сказала, не подумав, но затем ситуация повторится. Анальный муж вновь отвергнет такой вариант, но в нём уже появится злость на непонятливую кожницу. Кожная женщина может провоцировать подобными вопросами до тех пор, пока уже разъяренный муж сгоряча не ударит, приговаривая при этом: «Да не буду я тебя бить, не буду!!!»

Второй случай более изощрённый: кожная женщина живёт с человеком, который её не любит, иногда – даже презирает. Как и в первом случае, ей трудно объяснить причину своего поведения, поэтому она может рационализировать это как собственную надуманную влюблённость к нему, так и через готовые социальные подсказки – «Я должна нести свой крест». Трудно представить себе более системное замечание. Живя в нелюбви, она будет бояться нормальных отношений, будет бояться совершить шаг к нормальной жизни. Её будут терзать мысли о тех людях, с которыми она могла бы стать счастливой, будет боль из-за несбывшихся мечтаний о любимом человеке – и эти терзания будут её вывернутой наизнанку радостью. Это то, что Фрейд называл моральным мазохизмом, это, по сути, бессознательная потребность в наказании со стороны отца, и достаточно сложно скорректировать подобное состояние, особенно без осознания проблемы самой потерпевшей. Её внутреннее понимание происходящего внутри неё – важнейший фактор в борьбе за исправление жизненного сценария. Поэтому, если есть желание помогать подобной знакомой, то очень важно иметь глубокое системное понимание ситуации.

Нечто подобное вышесказанному нередко имеет место у обоих полов при ипохондрическом неврозе – кожный человек начинает выискивать у себя разного рода болезни, обычно смертельные и неизлечимые. Найдя их (чему способствует фантазия и выдумка), он фиксируется на своих ощущениях и мыслях об этом. Выглядя несчастным, он говорит себе нечто вроде: «Весь мир мо-жет быть счастлив, но только не я. Солнце будет светить, люди будут любить друг друга, растить детей и радоваться жизни, но у меня её не будет, и меня ждёт лишь смерть и забвение». Смакуя собственные переживания от несуществующей болезни, такой «больной» становится в неком понимании счастливым, ведь именно это и есть счастье в его понимании. Чтобы радоваться ещё больше, такой «умирающий» будет мешать своими жалобами соматического характера врачам, требуя от них подтверждения своим желаниям и надеждам. Это не анальник, который может реально заболеть и долго собираться с силами, чтобы подвигнуть себя на путешествие к врачу, нет, это ужас всех больниц и поликлиник – больной, который «обнаружив» одно заболевание, но найдя ему подтверждения, просто найдёт «другое» - ведь он не может быть счастлив по-другому. Когда врач, улыбаясь, будет говорить, что причин для паники нет, что болезни не было, наш ипохондрик слышит следующее – счастья нет, и не может быть, для него не будет никакой возможности почувствовать удовольствие. И удивлённый врач услышит гневные обвинения в непрофессионализме, в неуважении к человеческой жизни и халатности. А что ещё можно услышать от человека, у которого отбирают последнюю радость? И не стоит удивляться, если такой «больной» будет просить как можно жёстче, без жалости его лечить, чтобы было как можно больнее, чтобы что-нибудь отрезали – ведь именно в такой способ можно получить недостающую боль… Можно только догадываться, какую прибыль ежегодно получают частные клиники с таких кожников.

И, наконец, наиболее тяжёлым следствием отеческого внушения является мазохизм. Возникла целая индустрия услуг, позволяющая «расслабиться» кожникам с такой потребностью. Придя в соответствующее заведение, и будучи подвергнут настоящим пыткам со стороны анальников в особом состоянии, наш кожный мужчина, превратившийся под их плетями в кусок окровавленного мяса, получит свою порцию позитивных ощущений. Боль ради удовольствия окончательно стала частью жизни. Не факт, что эта форма отклонения полностью сломает жизнь человеку, но вот что очень уменьшит её качество – однозначно. Мазохист может стать философом, как Мишель Фуко, внешне успешным бизнесменом или политиком. Но приобретённое благодаря родителям отклонение не будет давать им возможность реализоваться до конца, полностью раскрыть свой потенциал.

Вывод из этого может быть один – объём психического тела – неизменен, это заданный вектор, это врождённое в человеке. Группа просто не способна выжить без одной восьмой своей функциональной части. Объем просто принимается или не принимается, третьего не дано.

Выводы:


• поскольку кожный вектор ответственен за самый короткий отрезок времени, за непосредственное взаимодействие с изменчивым ландшафтом, то объём его психического тела маленький
• этот размер позволяет людям с кожным вектором иметь максимально гибкую, подвижную, лёгкую психику, способную решать задачи в текущем времени, быстро реагировать векторными свойствами на давление ландшафта
из-за неприятия размера своего психического тела, то есть, своего вектора, могут возникнуть негативные жизненные сценарии


Ссылки

Об объёме кожного вектора - http://academy8.ru/lecture/4-obem-psihicheskogo-tela

Читать также: